Производители светодиодного освещения для регионов

В массовом сознании светодиоды прочно ассоциируются с яркими и экономичными фонариками, которые уже полностью вытеснили традиционные и в народе называются китайскими. Эти фонарики — не бог весть какое технологическое достижение, на подходе кое-что посерьёзней — массовое внедрение светодиодного освещения. Поспеет ли наша промышленность за китайской?

Массовый переход на люминесцентные лампы совпал с моментом, когда появилась и альтернатива — полупроводниковый свет.

Комиссия по модернизации и технологическому развитию экономики России под руководством Дмитрия Медведева 23 марта приняла решение в рамках программы энергосбережения «Новый свет» развивать производство и ускоренное распространение светодиодных источников освещения, а не ртутных люминесцентных ламп, как предполагалось ранее. Преимуществами светодиодов перед ртутными лампами называют энергетическую эффективность, долговечность, хорошую цветопередачу и экологическую чистоту. Бесспорен пока только последний пункт, но уже ясно, что через два-три года и по остальным параметрам полупроводниковое освещение обгонит газоразрядное, и к тому моменту хорошо бы иметь в стране все высокотехнологичные компоненты его производства.

Производят ли светодиоды в России?

В настоящий момент в России растят экспериментальные гетероструктуры, получают научные результаты, но коммерчески доступные светодиоды на отечественной эпитаксии не собирают. Единственный полностью отечественный светодиод С-О ИРС-50, производства , стоит существенно дороже более эффективных азиатских диодов той же мощности: 150 рублей за 60 люмен с ватта против 50 рублей за 80 люмен. Производитель обещает снижение стоимости, но при нынешних ценах остальные изготовители собирают свои светильники полностью на азиатских светодиодах.

Несколько производителей покупают уже разрезанные импортные кристаллы с нанесёнными контактами и корпусируют их, создавая почти отечественный светодиод. Но тоже почему-то дороже оригинала. Это значит, что продаж нет, образцы играют роль выставочных, реальная себестоимость может быть сколь угодно высокой и при этом не иметь значения. Уже можно хвастаться российским светодиодом, но масштабировать его производство нельзя.

Производитель светодиодов и светодиодной светотехники германо-финская компания  планирует выпускать светодиоды и полупроводниковую светотехнику для России в Германии и ставить на ней надпись «Designed in Russia» рядом с «Made in Germany». И в течение двух лет локализовать производство для российского рынка в Петербурге и на Уральском оптико-механическом заводе. Благодаря тому, что акции завода принадлежат, это будущее локализованное производство предлагается называть отечественным.

Возможно ли в России разработать собственный светодиод?

Из всей цепочки по выпуску в России нет только технологии отделения сапфировых подложек от выращенных структур и их повторного использования. Кристалл приходится резать на чипы вместе с подложкой. Неотделённый сапфир не даёт отводить тепло, если оставлять его снизу, и мешает выйти свету, если кристалл переворачивать. Чип оказывается не только дорогим, но и существенно менее эффективным.

Можно заказывать отделение подложек, но для этого тоже нужны большие объёмы. Сотня подложек в год — цифра, кажущаяся внушительной любому российскому производителю, уже неинтересна тем, кому можно заказать этот процесс по выпуску.

Цену светодиода определяет в основном не стоимость рабочей силы (не столь уж дешёвой и квалифицированной в России), а затраты на приобретение оборудования и материалов, процентный выход годных структур и масштабы производства. Чтобы конкурировать с азиатскими и европейскими производителями, нужно покупать такое же дорогостоящее новейшее оборудование на тех же условиях и для воспроизводимости параметров запускать массовый выпуск идентичных структур. Разработка собственной технологической цепочки невозможна по той же причине, по которой полностью своей технологии не имеет никто в мире. Даже Nichia (Япония), производящая белые светодиоды дольше всех, имеет кросс-лицензии с основными конкурентами. А чем позже на светодиодном рынке появляется новый производитель, тем большую часть технологий он покупает у других. Яркий пример — корейская Seoul semiconductor, которая просто купила все технологии. Но про корейцев известно, что они не принимают неверных решений, работают как роботы и могут сколь угодно большие деньги полностью потратить на то, что планировалось. Можно ли применить корейский опыт в России? Вопрос, конечно же, риторический. Если говорить о научном наследии и инженерных кадрах, у нас и в этом нет преимуществ перед Кореей, с удовольствием массово приглашающей российских учёных и инженеров на рабочие места и зарплаты, существенно превышающие лучшие российские.

Но отечественный производитель надеется. Он уповает на бюджет программы «Новый свет». Выпускает экспериментальные чипы, диоды на импортных чипах, светильники на таких же диодах и составляет проспекты, в которых описывает полный цикл технологий как собственный, заявляя о готовности производить всё что угодно.

Представление о том, что Россия тоже выпускает собственные светодиоды и почти не отстаёт в технологическом плане, имеет для нас колоссальное вдохновляющее значение. Но пока их эффективность быстро растёт, светодиоды для общего освещения, скорее всего, будут покупаться в Азии. А смысл приобретать линии в расчёте на собственное производство появится с приближением к теоретическому пределу эффективности диодов, когда год технологического отставания не будет иметь столь большого значения. И этот момент близко: компания Cree уже продаёт светодиоды эффективностью 132 люмена с ватта и заявила о разработке чипа с параметрами 186 люмен с ватта. Теоретический предел составляет около 300 люмен с ватта.

Российские светодиоды на наших чипах отдают 60 люмен с ватта, и хорошо бы разработать или купить технологию, позволяющую получить хотя бы 100 люмен с ватта, но срок её окупаемости явно превосходит срок её актуальности.

Насколько оправдан переход на светодиодное освещение сегодня?

Практически любые конкретные цифры, если мы говорим про светодиодные светильники, на поверку оказываются либо неверны, либо требуют настолько большого числа оговорок, что честнее говорить лишь о порядках величин. Так вот, согласно последним, эффективность современного светодиодного светильника соответствует ртутным люминесцентным лампам (50–100лм/Вт). Оба этих типа светильников на порядок эффективнее лампы накаливания (10–15лм/Вт) и немного уступают жёлтым натриевым лампам (150лм/Вт). Поэтому об экономии электроэнергии говорить можно только в перспективе, с увеличением энергетической эффективности коммерчески доступных светодиодов.

Однако на практике светодиодные светильники чаще сравнивают не с ртутными лампами, а с лампами накаливания (как в рекламе, когда щелочные батарейки сопоставляют с обычными, умалчивая, что под последними понимаются уже забытые многими солевые). И в этот момент возникает словосочетание «экономия электроэнергии».

Стоимость же светодиодных решений для общего освещения на порядок превосходит традиционные светильники на ртутных лампах. Другое дело, что такие лампы нуждаются в обслуживании, замене и утилизации, а светодиод, которому обеспечен корректный режим работы, сможет непрерывно светить десять лет.

Полные расходы на правильно спроектированное светодиодное освещение примерно соответствуют тратам на освещение лампами накаливания за один-два года и на газоразрядное освещение за десять лет (в гипотетической ситуации, когда освещение потребуется все 24 часа в сутки). Это только что достигнутое примерное равенство и ставится во главу угла энтузиастами светодиодного освещения.

Однако если газоразрядное освещение уже смонтировано, заменять его светодиодным экономически явно нецелесообразно. Если учесть быстрое падение цены на светодиодные изделия, использование дешёвых и эффективных люминесцентных ламп сейчас, то отложенная покупка более дешёвых и более эффективных полупроводниковых светильников ни на что не повлияет.

На практике, возможно, стоит учесть и правду жизни, состоящую в том, что если дорогой светодиодный светильник быстро не перегорит, его украдут. Или он останется висеть на прежнем месте, но будет светить уже другим людям…

Немного с большим оптимизмом можно говорить о зимнем уличном освещении и конкуренции с дорогими морозоустойчивыми люминесцентными лампами. Также оправдано специальное применение светодиодов в светофорах, декоративном освещении, архитектурной подсветке и т.д.

Не вреден ли светодиодный свет для человека?

По спектру и индексу цветопередачи светодиодный свет ближе к солнечному, чем люминесцентные лампы, но уступает «лучам» лампы накаливания. Свет светодиодов, как и свет ртутных люминесцентных ламп, многим кажется неприятным, «слепым» или «мертвенным». Однако жалуясь на свет, люди обычно показывают пальцем на лампы, спроектированные под максимальную светоотдачу, а не на такую же по характеристике цветопередачу и близость к солнечному спектру. Люминофор с улучшенной цветопередачей стоит дороже, света отдаёт меньше и потому существенно реже используется.

Цвет светодиодного света также зависит от состава люминофора, но дилемма «больше света или лучше цветопередача» стоит острее, ведь драгоценный полупроводниковый свет очень хочется сэкономить. Но её можно разрешить и в пользу хорошего цвета. Например, уже сегодня существуют светодиодные светильники для хирургии, области сверхважного различения цвета. И красиво, и модно, и затылок хирургу «не печёт».

Где используют светодиодный свет?

Даже слабый светодиод отличается высокой яркостью (то есть количеством света), отдаваемой с единицы площади. Яркость почти не изменяется с расстоянием, поэтому яркие объекты хорошо видно издалека. И поэтому светодиоды уже первых поколений прекрасно справлялись с индикаторной функцией. В последние годы высокую яркость светодиодов на РЖД используют для выполнения индикаторной функции на расстоянии, в сложных погодных условиях (при возможном загрязнении плафона тепловоза и стекла кабины машиниста).

Уже несколько лет светодиодные сигнальные приборы используют в автомобильной оптике, но только в габаритных огнях и стоп-сигналах. Если присмотреться, светодиодный габаритный фонарь — это не единый светящийся объект, как традиционный фонарь с лампой накаливания, а массив ярких, независимых, хорошо заметных по отдельности светодиодов. Если подсветить тем же массивом светорассеиватель традиционный лампы, его будет видно значительно хуже. Серьёзно говорить об использовании светодиодного головного света ведущие автопроизводители стали только в последнее время. И это притом, что стоимость автомобильной оптики по сравнению с бытовыми светильниками чрезвычайно высока, и в автомобилестроении как нигде важно внедрять новые и во всех смыслах яркие технологии.

Чрезвычайная яркость превращается в недостаток, если использовать светодиод для общего освещения. Стоит бросить взгляд на лампу с открытыми мощными светодиодами, и зайчики в глазах несколько минут не дадут видеть что-либо ещё. А если лампа находится недалеко от рабочего места, то десятки ярких открытых светодиодов образуют большое количество теневых контуров от рук или инструмента. Эта особенность делает эксплуатацию открытого светодиодного света практически невозможной. Необходимо использовать отражатели и светорассеиватели, которые на десятки процентов уменьшат световой поток и поднимут цену освещения.

Несмотря на это почти все отечественные светодиодные светильники представляют собой просто открытое полотно светодиодов. Футуристическим видом в выключенном состоянии достоинства такой конструкции заканчиваются. Во включённом виде на неё вообще смотреть нельзя.

Все ли светодиодные светильники одинаковы?

Можно подумать, что распространение светодиодного декоративного света и таких же фонариков обещает скорую доступность общего светодиодного освещения. Легко поверить в то, во что поверить хочется. Однако с ростом потребности в валовом количестве света возникают достаточно сложные технические проблемы.

Одна горящая свеча в большой комнате даёт освещённость поверхностей, достаточную для ориентировки, — около 0,1 люкса. Для современного общего освещения минимально достаточным уровнем считается 300 люкс. Приемлемые условия для чтения под яркой настольной лампой — примерно 1000 люкс. Но по-настоящему комфортно в солнечный день в тени, где освещённость составляет около 10 тысяч люкс.

Такая нелинейность восприятия глаза означает колоссальную разницу в мощности источников, позволяющих просто ориентироваться в пространстве (фонарики и светильники) и заливающих комфортным количеством света сколько-нибудь значительные площади. А мощным светодиодам нужен стабилизированный источник тока и очень хорошее охлаждение. В противном случае заметно упадёт светоотдача, и начнётся необратимая деградация гетероструктуры.

Правильно спроектированное светотехническое изделие, действительно обеспечивающее штатный режим работы диодов и гарантирующее полный срок их службы, разочаровывает потребителя своей громоздкостью и ценой.

А российские производители, ещё не научившись обеспечивать хороший теплоотвод, уже в массовом порядке форсируют выпуск светодиодов, используя токи вдвое больше номинала. И уже ясно, что часть первых произведённых светильников потускнеет или выйдет из строя если не сразу, то с летним повышением температуры воздуха.

Быстро ли будет расти мощность светодиодов?

Расти будет эффективность, то есть светоотдача с одного ватта. Потребляемой мощности на единицу площади кристалла увеличиваться почти некуда, пропускать большие токи через гетероструктуру неоправданно — станет ниже эффективность.
Интересен вопрос — будет ли идти развитие в сторону кристаллов большей площади или многокристальных сборок.

Основная продукция крупных предприятий — диоды на одном кристалле площадью около 1 кв.мм, но на то они и крупные производители, чтобы продавать полуфабрикаты — чипы в бобинах для поверхностного монтажа. А уже кто-то другой будет зарабатывать деньги, монтируя эти чипы на плате и собирая светильник. Многие фирмы уже продают офисные светодиодные светильники оптом для коммерческих организаций.

Все пилотные отечественные диоды также однокристальные. Их предполагается поштучно припаивать на печатную плату. На первый взгляд кажется очевидным, что если конечный продукт — светильник, логично на одном куске меди смонтировать десятки кристаллов заодно со стабилизатором и поместить их в единый корпус. Маленькие китайские предприятия уже так и поступают, избавляя сборщика изделия от лишней головной боли, а заодно и части прибыли. Небольшие российские компании пока подражают гигантам.

Ближайшие задачи и перспективы отечественного производителя светодиодного освещения.

Даже не имея российского коммерчески успешного светодиода, заманчиво держать в руках самую простую, но и самую прибыльную часть технологической цепочки — производство конечного светотехнического изделия. Это реально и не очень обидно, поскольку доля цены светодиодов в общей стоимости светильника уже составляет меньшую часть и быстро уменьшается. Уже одна только схема питания стоит столько же, сколько светодиоды. Так производство чего надо быстро осваивать — диодов или блоков питания? Громких заявлений отечественных производителей о готовности выпускать недорогие и простые драйвера или их компоненты не слышно. Возможно потому, что деньги выделяются под саму светодиодную идею, а не под что-то другое.

Торговая наценка удвоит стоимость лампы. Доля цены светодиодов в конечной сумме окажется совсем незначительной. И с экономической точки зрения уже не столь важно, кто диоды сделал, важно лишь, чтобы они были эффективными.

Осталось набить первые шишки и научиться производить простые, дешёвые конструкции, обеспечивающие диодам правильный режим работы и заявленные десятки тысяч часов жизни. Чем отечественный производитель и занимается.

Вырезк из FAQ.

По моему мнению, отсутствие позитивной позиции обусловлено в основном тем, что российскими специалистами проблема часто анализируется только изнутри, с точки зрения современного состояния отечественной электроники. В прошлом и в этом году я много встречался с представителями зарубежных предприятий, в основном – компаний-производителей светодиодов и компаний-изготовителей оборудования. В результате чего понял одну вещь. Нет никакой «чудесной» технологии, которая позволяет делать высокоэффективные светодиодные прожекторы (о чипах или, что то же самое, кристаллах я не говорю, это совсем другой уровень производства). Зато существует и развивается все та же, в принципе известная нам, технология сборки полупроводникового прибора. Да, оборудование за прошедшие годы усовершенствовалось, но ведь его с готовностью предлагают; да, надо понимать отдельные технологические «хитрости», но я по собственной практике знаю, что в постижении этих «хитростей» нет ничего невозможного. Сейчас при желании и возможностях, и в России, как и во многих других странах, можно организовать производство светодиодов (не кристаллов) с уровнем себестоимости не сильно выше китайского. Вот только организационный вопрос у нас всегда был одним из самых тяжелых.

Для автоматизированных линий сборки характерно, что в стоимости конечного продукта (здесь – светодиода) затраты на рабочую силу пренебрежительно малы. Поэтому не имеет особого значения где стоит линия. В Китае многие открывают производство, чтобы сэкономить на дешевой энергии, воде и прочих подводимых ресурсах. Стоит Китаю повысить на них цены – и линии будут ставить, например, во Вьетнаме.

Сейчас ситуация такова, что грубо можно разделить имеющиеся на производствах светодиодов линии на три типа:

  1. полуавтоматические, с большим количеством «ручных» (но современных) установок – на объем от 100 000 до 1 000 000 мощных светодиодов в месяц; как раз такие линии стоят у мелких китайских производителей;
  2. автоматические, с установками средней производительности – на объем от 1 000 000 до 10 000 000 мощных светодиодов в месяц; они много у кого есть;
  3. автоматические, с высокопроизводительными дорогими системами, объемы – десятки миллионов мощных светодиодов в месяц; их устанавливают лидеры индустрии, компании уровня Cree, OSRAM, Nichia и т.д.

Для начала, отечественному производству вполне подходит модель 2) – с автоматической линией средней производительности. И первоначальным запросам рынка она будет в достаточной степени соответствовать.

Немного удивили приведенные автором данные по параметрам и экономике натриевых светильников.

Эффективность натриевой лампы высока, но эффективность натриевого светильника гораздо ниже. В настоящий момент 150 Вт светодиодный светильник с конечной эффективностью более 80 лм/Вт способен заменить 250 Вт натриевый. Т.е. окупаемость на лицо. Вопрос только в том, сколько такой светильник стоит и каков срок окупаемости.

КПД стандартного уличного консольного светильника с натриевой лампой около 70%. Световой поток самой лампы около 27000 лм ( 250Вт, 110 лм/Вт). т.е. световой поток выходящий из светильника составит около 19000 лм ..

Поэтому 150 Вт светодиодный светильник с эффективнотью 80 лм /Вт не сможет заменить 250Вт с натриевой лампой высокого давления.

Что касается срока службы, то ДНаТ с двумя горелками работают до 55000 часов и стоят около 500р.

Давайте поговорим о цифрах. Начнем с того, меряли ли Вы когда нибудь реальные светильники и сравнивали ли Вы фототехнические файлы (IES)? Испытывали ли Вы их в реальных условиях на улице?

Параметр лм/Вт можно применять тогда, когда все остальные светотехнические параметры идентичны.

Световая эффективность светильника действительно – 70%. Не забывайте также про электротехническую эффективность и деградацию по время эксплуатации. Она есть не только у светодиодного светильника, но и у натриевого. ДНАТ-250 дает «полезных» средних за срок эксплуатации около 14–14,5 тыс. лм. При этом реальная эффективность «полезного» света ДНАТ – около 40–45 лм/Вт. Мне известен гарантийный срок на ДНАТ лампы – 25 тыс. часов горения. Может быть есть ссылка на производителя, дающего большую гарантию?

Можно говорить о практике работы некоторых ламп ДНАТ до 55 тыс. часов. Тогда светодиодные светильники можно считать вечными.

Если речь идет о замене ДНАТ на светодиоды, то срок окупаемости (даже с учетом ежегодного роста тарифов на электроэнергию) достаточно долог. Если речь идет о выборе решения (ДНАТ или светодиоды) на замену ДРЛ, то окупаемость быстрее – 4–5 лет. Картина еще лучше, если речь идет о выборе решения для нового объекта, когда требуется подключение новых мощностей, что тоже стоит денег и должно учитываться в полной стоимости владения.

«Не вреден ли светодиодный свет для человека?» абзац с вопросом есть, а ответа нет!

В данный момент эта тематика находится в информационной блокаде, исследования, «вроде как, где-то и кем-то проводятся», но результаты тщательно замалчиваются!

Наткнулся на интересную статейку по геронтологии, она совсем не про светодиоды, она в целом про влияние света на организм. Но там есть интересная фраза: «Тщательно проведенные исследования показали, что освещенность в 1,3–4,0 лк монохромного синего света или в 100 лк белого света подавляет продукцию мелатонина эпифизом «. Выводу сделайте сами.

Про влияние излучения в районе длин волн 460 нм известно относительно давно. И тема эта не замалчивается. Очень много статьей по этому поводу было в выпусках журнала Светотехника в 2004–2006 годах. Другой вопрос в степени влияния этого эффекта на человека. В некоторых работа указывалось и о пользе такого влияния – например, при недостатке естественного освещения.

Автор комментария утверждает о «тщательном замалчивании». Значит у него должны иметься некие свидетельства. Где же они? Или это очередное предположение или слух?